• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:30 

письма одного королевства-13

заметают снега - не увидишь следа, видно, птица-айгэнн обронила перо.
вот танцует шаман, он - огонь и вода, он - белесые мхи и туман над костром,
он - изгибистый лук и его тетива, он - олениха-мать и детеныш ее,
он - летящая чайка и белый нарвал, он - и жертвенный нож и его острие.
вот танцует шаман!

далеко-далеко, лия эхэ киннай, там, где ночь холодна, там, где льды велики, там у моря чудные живут племена - что младенцы, что взрослые, что старики. если лето короткое греет хребет - это люди как люди: и ходят, и пьют, ловят мелкую рыбу себе на обед, обучают детей остроге да копью. пусть не строят из камня и бревен дома - им и в хижинах спится и любится всласть...
но проходит тепло и приходит зима, распахнувши оскалом клыкастую пасть.
и народ поутру, лия эхэ кинной, молча сходит на берег - и прыгает вниз. и в полете сжимается тело в комок, серебристым тюленем волну осенив. так живет это племя. пусть злится зима - нерпам все нипочем, плавай, нерпа, лоснись! а хранить их очаг остается шаман - до недолгого лета, до быстрой весны. для того-то и нужен, вестимо, шаман - чтобы нерпы людских не забыли ходов, чтобы ветер их хижин из кож не сломал, чтоб горел и не гас огонек между льдов.

вот танцует шаман, пока тянется ночь, пока птица-айгэнн шьет рубаху земле.
в небе вьется и пляшет ее полотно, стынут сосны в замерзшей и твердой смоле.
вот готова рубаха - оденься, земля, белым мехом наружу, свернись и усни,
вот танцует шаман, если хочешь - так глянь, но меня не кори, если станешь иным.
вот танцует шаман!

может, я и совру, мне соврать - как мигнуть, хромоногая молли умеет и так! только лес свои лапы во тьму протянул, крепость жмется, как мышка под взглядом кота. только я лишь кухарка, и суп мой остыл. завтра наши уходят в дозор - как всегда, между скал и снегов ледяные мосты, и погибнет любой, кто ступил не туда.
острозубая смерть между скал и снегов, волки, барсы, медведи, крадущийся страх... я нажарю котлет и нарежу морковь. а потом я пойду танцевать у костра.

вот танцует шаман - золотистая тень, и легки его руки, и шаг невесом,
он - теченья под льдиною, перья в хвосте у летящих над тундрой охотничьих сов,
он - горячая кровь. не мешайте ему. он - лиса у норы и плывущий сазан,
этот танец хранит всех ушедших во тьму, чтоб им было куда возвратиться назад.
вот танцует шаман.

03:14 

Корнемюз (франц. cornemuse, от come — рог и старофранц. muse — дудка)

Корнемюз
корнамуза (франц. cornemuse, от corne - рог и старофранц. muse - дудка). 1) Духовой муз. инструмент. До конца 16 в. был распространён только как род волынки. 2) Деревянный духовой музыкальный инструмент типа шалмея. Появился на рубеже 16-17 вв. Для выхода воздуха имел неск. боковых отверстий, заменяющих раструб. Тембр глухой, "прикрытый". Существовало 5 разновидностей инструмента - малый, альтовый, теноровый (в 2 диапазонах) и басовый К.

21:11 

Цветочный словарь Виктории

Абутилон (канатник) (Abutilon)… Размышления

Адиантум (Adintum capillus-veneris)… Скрытность

Азалия (Rhododenron)… Хрупкая, мимолетная страсть

Айва (Cydonia oblonga)… Искушение

Акант (медвежья лапа) (Acanthus)… Фальшь

Акация (Acacia)… Тайная привязанность

Аконит (Aconitum)… Рыцарство

Алоэ (Aloe vera)… Печаль

Альстромерия (лилия перуанская) (Alstroemeria)… Преданность

Амарант (Amaranthus)… Бессмертие

Амарант хвостатый (Amaranthus caudatus)… Отчаяние, но не беспомощность

Амариллис (Hippeastrum)… Гордость

Амми большая (Ammi majus)… Фантазия

Ананас (Ananas comosus)… Ты – совершенство

Анемон (Anemone)… Ты меня покинул

Анютины глазки (Viola)… Думай обо мне

Апельсин (Citrus sinensis)… Великодушие

Апельсинового дерева цветок (Citrus sinensis)… Ваша непорочность равна вашему очарованию

Армерия (Armeria)… Симпатия

Астра (Aster)… Терпение

Астра белая (Aster)… Терпение

Астра итальянская (Aster amellus)… Прощание

Багрянник (Cercis)… Предательство

Базилик (Ocimum basilicum)… Ненависть

Бальзамин (Impatiens)… Нетерпение

Барвинок (Vinca minor)… Нежные воспоминания

Бархатцы (Calendula)… Горе

Бегония (Begonia)… Будь осторожен

Безвременник осенний (Colchicum autumnale)… Мои лучшие дни позади

Бобовник (Laburnum anagyroides)… Печальная красота

Боярышник (Crataegus monogyna)… Надежда

Бувардия (Bouvardia)… Энтузиазм

Бугенвиллея (Bougainvillea spectabilis)… Страсть

Бузина (Sambucus)… Сочувствие

Василек голубой (Centaurea cyanus)… Счастье в одиночестве

Венерин башмачок (Cypripedium)… Капризная красота

Вербена (Verbena)… Молись за меня

Вереск (Calluna vulgaris)… Защита

Вероника (Veronica)… Верность

Вика (Vicia)… Я верен тебе

Виноградная лоза (Vitis vinifera)… Достаток

Вишня зимняя (Physalis alkekengi)… Обман

Вишня цветущая (Prunus cerasus)… Недолговечность

Водосбор (Aquilegia)… Уныние

Волчья ягода (Daphne)… Лишь на моих условиях мы будем вместе

Гамамелис (Hamamelis)… Чары

Гардения (Gardenia)… Изящество

Гвоздика (Dianthus)… Чистая любовь

Гвоздика (пряность) (Syzygium aromaticum)… Я любил тебя, а ты не знала

Гвоздика белая (Dianthus caryophyllus)… Очарование и прелесть

Гвоздика желтая (Dianthus caryophyllus)… Презрение

Гвоздика красная (Dianthus caryophyllus)… Мое сердце разбито

Гвоздика пестрая (Dianthus caryophyllus)… Я не могу быть с тобой

Гвоздика розовая (Dianthus caryophyllus)… Никогда не забуду тебя

Гвоздика травянка (Dianthus)… Спеши

Гвоздика турецкая (Dianthus barbartus)… Галантность

Гелениум (Helenium)… Слезы

Гелиотроп (Heliotropium)… Глубокая симпатия

Георгин (Dahlia)… Достоинство

Герань дикая (Pelargonium)… Верность долгу

Герань дуболистная (Pelargonium)… Настояшая дружба

Герань кроваво-красная (Pelargonium)… Глупость

Герань метельчатая (Pelargonium)… Находчивость

Гербера (Gerbera)… Веселье

Гиацинт белый (Hyacinthus orientalis)… Красота

Гиацинт голубой (Hyacinthus orientalis)… Постоянство

Гиацинт пурпурный (Hyacinthus orientalis)… Пожалуйста, прости меня

Гибискус (Hibiscus)… Изысканная красота

Гипсофила (Gypsophila paniculata)… Вечная любовь

Гладиолус (Gladiolus)… Ты пронзил мое сердце

Глициния (Wisteria)… Гостеприимство

Горечавка (Gentiana)… Большая ценность

Гортензия древовидная (Hydrangea)… Бесстрастие

Горчица (Brassica)… Мне больно

Гранат (Punica granatum)… Глупость

Гранатового дерева цветок (Punica granatum)… Зрелая элегантность

Груша (Pyrus)… Привязанность

Грушевого дерева цветок (Pyrus)… Утешение

Дельфиниум (Delphinium)… Ветреность

Драцена (Dracaena)… Вас собираются обмануть

Душистый горошек (Lathyrus odoratus)… Изысканные удовольствия

Душица обыкновенная (Origanum vulgare)… Радость

Душица (Origanum)… Румянец от смущения

Дягиль (Angelica pachycarpa)… Вдохновение

Ежевика (Rubus)… Зависть

Жасмин белый (Jasminum offi cinale)… Дружелюбие

Жасмин желтый (Gelsemium sempervirens)… Расставание

Жасмин низкий (Jasminum multifl orum)… Привязанность

Желтофиоль (Cheiranthus)… Верность в беде

Жимолость (Lonicera)… Преданность

Жонкилия (Narcissus jonquilla)… Желание

Заячья капуста (Sedum)… Спокойствие

Звездчатка (Stellaria)… Гостеприимство

Зверобой (Hypericum perforatum)… Суеверие

Земляника (Fragaria)… Совершенство

Злаковые (Poaceae)… Покорность

Золотарник (Solidago)… Осторожное поощрение

Иберийка (Iberis)… Безразличие

Имбирь (Zingiber)… Сила

Инжир (Ficus carica)… Ссора

Ипомея (Ipomoea)… Кокетство

Ирис (Iris)… Послание

Кактус (Opuntia)… Страстная любовь

Калла (Zantedeschia aetiopica)… Скромность

Калужница болотная (Caltha palustris)… Пожелание богатства

Калужница болотная (Primula veris)… Задумчивость

Камелия (Camellia)… Моя судьба в ваших руках

Камнеломка (Saxifraga)… Привязанность

Кампсис укореняющийся (Campsis radicans)… Популярность

Капуста (Brassica oleracea)… Выгода

Карпобротус (Carpobrotus chilensis)… Ты гипнотизируешь меня

Картофель (Solanum tuberosum)… Доброжелательность

Каштан (Castanea sativa)… Будь справедлив ко мне

Кервель (Anthriscus)… Искренность

Кизил (Cornus)… Любовь, не меркнущая пред лицом препятствий

Кипарис (Cupressus)… Траур

Кипрей (Epilobium)… Притязание

Клевер белый (Trifolium)… Думай обо мне

Клематис (Clematis)… Бедность

Клюква (Vaccinium)… Лекарство от разбитого сердца

Колокольчик (Campanula)… Стремление

Колокольчик (Trachelium)… Забытая красота

Колокольчик средний (Campanula medium)… Благодарность

Консолида (Consolida)… Легкомыслие

Кореопсис (Coreopsis)… Всегда веселый

Кориандр (Coriandrum sativum)… Скрытая ценность

Коровяк (Verbascum)… Мужайся

Космея (Cosmos bipinnatus)… Счастье в любви и в жизни

Крапива (Urtica)… Жестокость

Крокус (Crocus)… Оптимизм юности

Кувшинка (Nymphaea)… Чистота сердца

Кукуруза (Zea mays)… Богатство

Лаванда (Lavandula)… Недоверие

Лавр (Laurus nobilis)… Слава и успех

Лавровый лист (Laurus nobilis)… Лишь смерть изменит мои чувства

Ландыш майский (Convallaria majalis)… Возвращение счастья

Лантана (Lantana)… Оцепенение

Лапчатка (Potentilla)… Любимая дочь

Лен (Linum usitatissimum)… Я чувствую твою доброту

Лесной орех (Corylus)… Примирение

Лиатрис (Liatris)… Я попробую снова

Лилейник (Hemerocallis)… Кокетство

Лилия (Lilum)… Величие

Лилия африканская (Agapanthus)… Любовное письмо

Лимонового дерева цветок (Citrus limon)… Проницательность

Лимон (Citrus limon)… Пикантность

Липа (Tilia)… Супружеская любовь

Лиственница (Larix decidua)… Храбрость

Лишайник (Parmelia)… Уныние

Лобелия (Lobelia)… Враждебность

Лобулярия (бурачок) (Lobularia maritima)… Духовная красота

Лотос (Nelumbo mucifera)… Непорочность

Лунник (Lunaria annua)… Честность

Львиный зев (Antirrhinum majus)… Предположение

Льнянка (Polemonium)… Я сражен

Люпин (Lupinus)… Воображение

Лютик (Ranunculus acris)… Неблагодарность

Лютик (Ranunculus asiaticus)… Ты сияешь своим очарованием

Магнолия (Magnolia)… Гордость

Мак (Papaver)… Фантастическая экстравагантность

Малина (Rubus)… Раскаяние

Малькольмия приморская (Malcolmia maritima)… Ты будешь всегда

прекрасна для меня

Маргаритка (Bellis)… Невинность

Медуница (Pulmonaria)… Ты – моя жизнь

Мимоза (Mimosa)… Чувствительность

Миндаль цветущий (Amygdalus communis)… Неумение хранить секреты

Мирт (Myrtus)… Любовь

Молочай (Euphorbia)… Упорство

Молочай красивейший (Euphorbia pulcherrima)… Хорошее настроение

Молюцелла гладкая (Moluccella laevis)… Удача

Мох (Bryopsida)… Материнская любовь

Мята перечная (Mentha)… Теплота чувств

Наперстянка (Digitalis purpurea)… Лицемерие

Нарцисс (Narcissus)… Новое начало

Нарцисс (Narcissus)… Себялюбие

Настурция (Tropaeolum majus)… Патриотизм

Незабудка (Myosotis)… Не забывай меня

Овес (Avena sativa)… Волшебная, тонко чувствующая душа

Одуванчик (Taraxacum)… Житейская мудрость

Олеандр (Nerium oleander)… Предостережение

Олива (Olea europaea)… Мир

Омела (Viscum)… Я преодолеваю все препятствия

Орхидея (Orchidaceae)… Изысканная красота

Очный цвет полевой (Anagalis arvensis)… Перемены

Падуб (Ilex)… Предвидение

Папоротник (Polypodiophyta)… Искренность

Паслен жасминовидный (Solanum jasminoides)… Ты очаровательна

Первоцвет (Primula)… Доверие

Персик (Prunus persica)… Ваша привлекательность ни с чем не сравнима

Персикового дерева цветок (Prunus persica)… Я ваш пленник

Петрушка (Petroselinum crispum)… Радость

Петуния (Petunia)… Твое присутствие успокаивает меня

Пижма (Tanacetum)… Я объявляю тебе войну

Пион (Paeonia)… Гнев

Пиретрум девичий (Tanacetum parthenium)… Теплота

Плющ (Hedera helix)… Верность

Подснежник (Galanthus)… Утешение и надежда

Подсолнечник (Helianthus annuus)… Ложные богатства

Примула (Primula)… Детство

Примула вечерняя (Oenothera biennis)… Непостоянство

Пролеска (Hyacinthoides non-scripta)… Постоянство

Протея (Protea)… Отвага

Птицемлечник (Ornithogalum umbellatum)… Чистота

Пшеница (Triticum)… Процветание

Райское яблоко цветущее (Malus hupehensis)… Несдержанность

Ракитник (Cytisus)… Смирение

Ревень (Rheum)… Совет

Резеда (Reseda odorata)… Ваши достоинства превосходят ваше обаяние

Рододендрон (Rhododendron)… Берегись

Роза белая (Rosa)… Сердце, не знающее любви

Роза бледно-персиковая (Rosa)… Скромность

Роза бургундская (Rosa)… Ты не подозреваешь, как красива

Роза желтая (Rosa)… Неверность

Роза красная (Rosa)… Любовь

Роза махровая (Rosa)… Признание в любви

Роза оранжевая (Rosa)… Очарование

Роза пурпурная (Rosa)… Обаяние

Роза розовая (Rosa)… Изящество

Розмарин (Rosmarinus offi cinalis)… Воспоминание

Ромашка (Matricaria recutita)… Сила в трудные времена

Рудбекия (Rudbeckia)… Справедливость

Салат-латук (Lactuca sativa)… Бессердечие

Сирень (Syringa)… Зарождающаяся любовь

Скабиоза (Scabiosa)… Несчастливая любовь

Слива (Prunus domestica)… Сдержи свои обещания

Смолосемянник (Pittosporum undulatum)… Фальшь

Смородина (Ribes)… Твой хмурый взгляд убивает меня

Спирея (Spiraea)… Победа

Стефанотис (Stephanotis fl oribunda)… Счастливый брак

Страстоцвет (Passifl ora)… Вера

Стрелиция королевская (Strelitzia reginae)… Величие

Таволга вязолистная (Filipendula ulmaria)… Бесполезность

Тимьян (Thymus)… Деятельность

Тополь белый (Populus alba)… Время

Тополь черный (Populus nigra)… Бесстрашие

Триллиум (Trillium)… Скромная красота

Тубероза (Polianthes tuberosa)… Опасные удовольствия

Турнепс (Brassica rapa)… Милосердие

Тысячелистник обыкновенный (Achillea millefolium)… Лекарство от разбитого сердца

Тюльпан (Tulipa)… Признание в любви

Фенхель (Foeniculum vulgare)… Сила

Фиалка (Viola)… Скромные достоинства

Флокс (Phlox)… Наши души вместе

Форзиция (Forsythia)… Ожидание

Фрезия (Freesia)… Крепкая дружба

Фуксия (Fuchsia)… Смиренная любовь

Хойа (Hoya)… Чувствительность

Хризантема (Chrysanthemum)… Правда

Хурма (Diospyros kaki)… Похороните меня среди красоты природы

Целозия гребенчатая (Celosia)… Манерность

Цикламен (Cyclamen)… Робкая надежда

Цикорий (Cichorium intybus)… Экономность

Цинния (Zinnia)… Я оплакиваю твое отсутствие

Чернушка дамасская (Nigella damascena)… Недоумение

Чертополох обыкновенный (Cirsium)… Мизантропия

Чеснок (Allium)… Процветание

Чина широколистная (Lathyrus latifolius)… Длительное удовольствие

Чистотел (Chelidonium majus)… Предвестник радости

Шалфей (Salvia offi cinalis)… Хорошее здоровье и долгая жизнь

Шафран (Crocus sativus)… Опасайся излишеств

Шиповник красно-бурый (Rosa rubiginosa)… Простота

Штокроза (Alcea)… Честолюбие

Щавель (Rumex acetosa)… Родительская любовь

Эвкалипт (Eucalyptus)… Защита

Эдельвейс (Leontopodium alpinum)… Благородное мужество

Эрика (Erica)… Одиночество

Эустома (Eustoma)… Признательность

Эхинацея пурпурная (Echinacea purpurea)… Сила и здоровье

Яблоко (Malus domestica)… Искушение

Яблочный цвет (Malus domestica)… Предпочтение

Ясенец белый (Dictamnus albus)… Деторождение

00:32 

У. Шекспир. «Король Лир», акт 1-й, сцена 4-я.

За материнскую любовь и ласку. Заплатит ей презреньем и насмешкой, Чтоб знала, что острей зубов змеиных. Неблагодарность детища!

20:42 

Kim Harrison. Pale Demon

“Thank you" - “You said that” - “I’m sorry for slapping you” - “You said that, too” - “Uh, you’re a good kisser. It was nice” ... “You’re supposed to say I’m a good kisser, too.”

17:03 

Tulpa

Тулпа – понятие в тибетской мистической практике: мыслеформа, эфирный двойник; овеществленная мысль.

21:32 

Иосиф Бродский. Рождественский романс (1961)

Плывет в тоске необъяснимой
среди кирпичного надсада
ночной кораблик негасимый
из Александровского сада,
ночной фонарик нелюдимый,
на розу желтую похожий,
над головой своих любимых,
у ног прохожих.

Плывет в тоске необъяснимой
пчелиный хор сомнамбул, пьяниц.
В ночной столице фотоснимок
печально сделал иностранец,
и выезжает на Ордынку
такси с больными седоками,
и мертвецы стоят в обнимку
с особняками.

Плывет в тоске необъяснимой
певец печальный по столице,
стоит у лавки керосинной
печальный дворник круглолицый,
спешит по улице невзрачной
любовник старый и красивый.
Полночный поезд новобрачный
плывет в тоске необъяснимой.

Плывет во мгле замоскворецкой,
пловец в несчастие случайный,
блуждает выговор еврейский
на желтой лестнице печальной,
и от любви до невеселья
под Новый Год, под воскресенье,
плывет красотка записная,
своей тоски не объясняя.

Плывет в глазах холодный вечер,
дрожат снежинки на вагоне,
морозный ветер, бледный ветер
обтянет красные ладони,
и льется мед огней вечерних,
и пахнет сладкою халвою;
ночной пирог несет сочельник
над головою.

Твой Новый Год по темно-синей
волне средь моря городского
плывет в тоске необъяснимой,
как будто жизнь начнется снова,
как будто будет свет и слава,
удачный день и вдоволь хлеба,
как будто жизнь качнется вправо,
качнувшись влево.

20:08 

Тьма (Из Байрона)

Я видел сон… не все в нем было сном.
Погасло солнце светлое — и звезды
Скиталися без цели, без лучей
В пространстве вечном; льдистая земля
Носилась слепо в воздухе безлунном.
Час утра наставал и проходил,
Но дня не приводил он за собою…
И люди — в ужасе беды великой
Забыли страсти прежние… Сердца
В одну себялюбивую молитву
О свете робко сжались — и застыли.
Перед огнями жил народ; престолы,
Дворцы царей венчанных, шалаши,
Жилища всех имеющих жилища —
В костры слагались… города горели…
И люди собиралися толпами
Вокруг домов пылающих — затем,
Чтобы хоть раз взглянуть в лицо друг другу.
Счастливы были жители тех стран,
Где факелы вулканов пламенели…
Весь мир одной надеждой робкой жил…
Зажгли леса; не с каждым часом гас
И падал обгорелый лес; деревья
Внезапно с грозным треском обрушались…
И лица — при неровном трепетанье
Последних, замирающих огней
Казались неземными… Кто лежал,
Закрыв глаза, да плакал; кто сидел,
Руками подпираясь, улыбался;
Другие хлопотливо суетились
Вокруг костров — и в ужасе безумном
Глядели смутно на глухое небо,
Земли погибшей саван… а потом
С проклятьями бросались в прах и выли,
Зубами скрежетали. Птицы с криком
Носились низко над землей, махали
Ненужными крылами… Даже звери
Сбегались робкими стадами… Змеи
Ползли, вились среди толпы, — шипели
Безвредные… их убивали люди
На пищу… Снова вспыхнула война.
Погасшая на время… Кровью куплен
Кусок был каждый; всякий в стороне
Сидел угрюмо, насыщаясь в мраке.
Любви не стало; вся земля полна
Была одной лишь мыслью: смерти — смерти,
Бесславной, неизбежной… страшный голод
Терзал людей… и быстро гибли люди…
Но не было могилы ни костям,
Ни телу… пожирал скелет скелета…
И даже псы хозяев раздирали.
Один лишь пес остался трупу верен,
Зверей, людей голодных отгонял —
Пока другие трупы привлекали
Их зубы жадные, но пищи сам
Не принимал; с унылым долгим стоном
И быстрым, грустным криком все лизал
Он руку, безответную на ласку —
И умер наконец… Так постепенно
Всех голод истребил; лишь двое граждан
Столицы пышной — некогда врагов —
В живых осталось… встретились они
У гаснущих остатков алтаря —
Где много было собрано вещей
Святых ..............
Холодными, костлявыми руками,
Дрожа, вскопали золу… огонек
Под слабым их дыханьем вспыхнул слабо,
Как бы в насмешку им; когда же стало
Светлее, оба подняли глаза,
Взглянули, вскрикнули и тут же вместе
От ужаса взаимного внезапно
Упали мертвыми ..........
.....................
.......... И мир был пуст;
Тот многолюдный мир, могучий мир
Был мертвой массой, без травы, деревьев,
Без жизни, времени, людей, движенья…
То хаос смерти был. Озера, реки
И море — все затихло. Ничего
Не шевелилось в бездне молчаливой.
Безлюдные лежали корабли
И гнили на недвижной, сонной влаге…
Без шуму, по частям валились мачты
И, падая, волны не возмущали…
Моря давно не ведали приливов…
Погибла их владычица — луна;
Завяли ветры в воздухе немом…
Исчезли тучи… Тьме не нужно было
Их помощи… она была повсюду…

15:42 

Инсвит

- Ну что, рассказать тебе легенду? - Осведомился Тариэн, прерывая мои размышления. - Про отважного рыцаря...
- Ты же говорил, что рыцари перевелись! - Заметила я.
- Говорил. Так это же старая легенда.
Маг выпустил меня, подождал, пока я устроюсь поудобнее и, отбросив подушку, уселся в изголовье, опершись на спинку кровати и отведя в сторону занавесь балдахина.
- Ладно. Слушай. Этой истории, кажется, лет триста, не меньше. Ради интереса можешь спросить у слуг, уж кто-кто, а они знают все байки наперечет и гораздо лучше, чем я. Чем еще заниматься долгими зимними вечерами, если не вспоминать сказки?...
Тариэн сложил на груди руки, поднял голову, глядя на потолок, словно собираясь с мыслями, и наконец заговорил:
- Много лет назад жил славный и отважный рыцарь... Он был победителем многих турниров и его имя звучало на устах прекрасных дам с неизменным восхищением, а на устах врагов - с плохо скрываемым страхом. Он бывал при дворах, но праздная жизнь не влекла его, так как душа его стремилась не к славе, а к справедливости... И тогда, видя все беды, творящиеся на земле, он дал клятву, что не вернется в свой замок, покуда не проведет десять лет жизни в скитаниях и борьбе со злом. Враги его лишь усмехались, потирая руки, потому что юноша избрал путь в самые дикие и неизведанные земли, где жили страшные чудовища и племена, не знавшие законов иных, кроме жестокости и силы. Близкие его проливали слезы, уже не надеясь увидеть рыцаря живым, но в душе славили богов, зная что род их славен будет, благодаря его отваге. И юноша отправился в поход. В лучших доспехах, с огромным двуручным мечом, который мало кто кроме него способен был не то что поднять, а и вовсе сдвинуть с места. Люди в селениях, через которые он проезжал, думали, что видят не такого же человека, как они сами, но демона, принявшего прекрасный облик, однако деяния его были столь велики и благородны, что вскоре пошла о нем слава, как о посланце богов. Несколько лет он скитался по дорогам и не отказывал никому в помощи. Много юношей последовало его примеру в своей жажде не столько справедливости, сколько славы и подвигов, но о них никто не помнит, лишь его имя осталось в памяти людской, ибо с чистым сердцем он выступал против пороков и коварства. Ингерт звали его. Но однажды остановился он на ночлег в маленьком городишке, а следующим утром, помня свою клятву не задерживаться подолгу там, где царит покой, вскочил на коня, чтобы продолжить путь, и тогда увидел прекрасную деву, что возвращалась от колодца. Волосы ее были подобны лучам солнца - таким золотом отливала каждая прядь... Прекрасна она была обликом и скромна. И не удержался рыцарь - заговорил с ней, попросив напиться воды, а она с улыбкой протянула ему чашу, и когда коснулся Ингерт ее руки, понял, что не будет ему жизни без нее, а она залилась краской и отвела взгляд в смущении. Спрыгнул он с коня и долго стояли они, не в силах разлучиться, пока не прибежал отец прекрасной девушки, начавший беспокоиться, что долго она не возвращается домой. И тогда приклонил рыцарь колено и попросил ее руки, говоря, что близко исполнение его обета, а прекрасная дева опустилась рядом, моля отца дать согласие и обещая верно ждать возвращения жениха. Порадовался за нее отец, ибо лучшего мужа для дочери было не сыскать во всем королевстве и дал им свое благословение. Отправился Ингерт в дальний путь, но сердце его не знало покоя, потому что теперь жаждал он лишь одного - вернуться и заключить прекрасную деву в объятия, чтобы не расставаться с нею навеки... И чем дальше он отъезжал, тем сильнее страдала его душа и однажды на привале понял рыцарь, что не даром такая тоска взяла его и надо возвращаться. Несколько дней он спешил, подгоняя своего коня, но, примчавшись в город и постучавшись в дом, где жила его невеста, застал он там великую скорбь... Коварный чародей похитил прекрасную деву, возжелав ее, и держал в заточении в своей ужасной крепости. Стиснул Ингерт кулаки и гнев полыхнул в его глазах. Выспросил он, как добраться до обиталища злодея и пустился в путь, но уже к закату конь его начал беспокоиться, и увидел рыцарь впереди огромный замок, что невозможно взять штурмом даже с целым войском, ибо охраняли твердыню сонмы чудовищ... Подъехал тогда Ингерт к железным воротам и трижды ударил в них, вызывая чародея на честный поединок, а когда открылись ворота и выехал из них на огромном коне противник его, первый раз в жизни изведал он страх - так ужасен был чародей... Но, поборов сомнения, поднял он свой меч и ринулся на врага, и тут со стены услышал он призыв о помощи и увидел свою невесту, в отчаянии заламывавшую руки, в испуге за возлюбленного. Тогда еще сильнее воспылал в нем справедливый гнев и сшиблись противники, так что звон от их клинков разнесся на целую милю... Только не знал чародей чести и, когда уже исход поединка был предрешен, отнюдь не в его пользу, поразил рыцаря смертельным заклятьем. Рухнул Ингерт на землю, даже после смерти не выпустив меча из рук, а прекрасная дева, увидев, что погиб ее нареченный и слыша издевательский хохот чародея, не пожелала жить без возлюбленного и кинулась со стены, чтобы и смерть разделить с ним...
Тариэн замолчал, но я продолжала слушать, словно ожидая продолжения и, заметив мой интерес, маг ухмыльнулся:
- Понравилось?
Передернув плечами, я взглянула на него уже более осмысленно и поинтересовалась:
- Это сказка, или было на самом деле?
- На самом деле. - Протянул маг. - Только она не бросилась со стены - просто люди всегда пытаются приукрасить любую историю... Была зима, камни покрылись льдом, а ей почему-то пришло в голову высунуться из бойницы. Ты же видела, какие тут стены... Захочешь - не залезешь.
Я задохнулась, понимая, что Тариэн не шутит, но, вопреки моим ожиданиям, маг лишь усмехнулся:
- Да и Ингерт не сильно на благородного рыцаря был похож. Скорее - на разбойника с большой дороги. Я его с первого же удара из седла выбил и никакого колдовства не понадобилось. А уж ругаться был мастер... Но ведь ты хотела легенду, я ее тебе рассказал.
Маг поднялся, расправив по привычке рукава камзола, и пробормотал:
- Все. Живо - спать. Стемнело уже. Не думаешь же ты, что я с тобой до утра просижу? И сделай наконец что-нибудь со своим синяком, а то завтра глаза видно не будет...
И, договорив, скрылся за дверью, оставив меня совершенно онемевшей.

22:42 

Саша Соколов

Бывает так: с утра скучаешь
И словно бы чего-то ждёшь.
То Пушкина перелистаешь,
То Пущина перелистнёшь.

Охота боле не прельщает.
Рога и сбруи со стены
Твой доезжачий не снимает,
Поля отъезжие грустны.

И тошно так, сказать по чести,
Что не поможет верный эль.
Чубук ли несколько почистить,
Соседа ль вызвать на дуэль?

Шлафрок ли старый, тесноватый,
Велеть изрезать в лоскуты,
Чтоб были новому заплаты,
Задать ли в город лататы?

Но вместо этого, совея,
Нагуливаешь аппетит
И вместе с дворнею своею
В серсо играешь а'реtit.

А то, прослыть рискуя снобом,
Влезаешь важно в шарабан
С гербами аглицкого клоба
И катишь важно, как чурбан.

День, разумеется, осенен,
И лист последний отлетит,
Когда твой взор, вполне рассеян,
Его в полёт благословит.

Из лесу вечер волчьей пастью
Зевнёт на первые огни,
Но позабудешь все напасти
И крикнешь кучеру: гони! —

Когда вдруг — Боже сохрани! —
Сорвутся мухи белой масти.
Вбегаешь в дом — и окна настежь:
Ах няня, что это, взгляни!

Как будто солью кто посыпал
Амбары, бани, терема...
Очаровательно, снег выпал!
И началась себе зима...

01:52 

Геннадий Шпаликов

БЕССОННИЦА

Бессонница, бываешь ты рекой,
Болотом, озером и свыше наказаньем,
А иногда бываешь никакой,
Никем, ничем — без роду и названья.

Насмешливо за шиворот берешь,
Осудишь, в полночь одного посадишь,
Насмешливо весь мир перевернешь
И шпоры всадишь.

Бессонница... Ты девочка какая?
А может быть, ты рыба? Скажем, язь?
А может быть, ты девочка нагая,
Которая приходит не спросясь?

Она меня не слушала,
А только кашу кушала
И думала: прибрать бы, а может, постирать,
А может, вроде свадьбы чего-нибудь сыграть?

Чего-то, вроде, около,—
Кружилось в голове,
Оно болотом скокало,
То справа, то левей.

Я говорю: не уходи,
Ночь занимается.
Ночь впереди и позади,
Лежать и маяться.

А ей-то, господи, куда?
Мороз, пороша.
Беда с бессонницей, беда,—
Со мною тоже.

01:29 

Ахмадулина Белла Ахатовна

Я не хочу Вас оскорбить письмом.
Я глуп (зачеркнуто)... Я так неловок
(зачеркнуто)... Я оскудел умом.
Не молод я (зачеркнуто)... Я молод,
но Ваш отъезд к печальному концу
судьбы приравниваю. Сердцу тесно
(зачеркнуто)... Кокетство Вам к лицу
(зачеркнуто)... Вам не к лицу кокетство.
Когда я вижу Вас, я всякий раз
смешон, подавлен, неумён, но верьте
тому, что я (зачеркнуто)... что Вас,
о, как я Вас (зачеркнуто навеки)...

1973

02:53 

Иосиф Александрович Бродский

…И тишина.
И более ни слова.
И эхо.
Да еще усталость.
…Свои стихи
доканчивая кровью,
они на землю глухо опускались.
Потом глядели медленно
и нежно.
Им было дико, холодно
и странно.
Над ними наклонялись безнадежно
седые доктора и секунданты.
Над ними звезды, вздрагивая,
пели,
над ними останавливались
ветры…

Пустой бульвар.
И пение метели.
Пустой бульвар.
И памятник поэту.
Пустой бульвар.
И пение метели.
И голова
опущена устало.

…В такую ночь
ворочаться в постели
приятней,
чем стоять
на пьедесталах.

02:46 

Алексей Иванович Пантелеев. В осажденном городе

РАЗГОВОР НА УЛИЦЕ

Женщина - другой (о муже, который на фронте):
- Он меня в каждом письме спрашивает: что нового в городе? А что я ему напишу? Что у нас дома шатаются и падают?
- А ты ему вот как напиши: мол, дома шатаются, а сами-то мы еще стоим и выстоим.

1941, декабрь

02:44 

Розенкранц и Гильденстерн мертвы

— Гамлет не в себе. Надо разузнать что с ним. Он в меланхолии. В безумии.
— В чем безумие?
— Меланхоличен, мрачен, приступы угрюмости. В общем, безумие. Он сам с собой разговаривает, что было бы признаком безумия, если бы он говорил глупости, но это далеко не так.
— Кажется, я понял. Тот кто разумно разговаривает сам с собой, не более безумен чем тот, кто несет вздор другим. Или столь же безумен. Разумно бредит.

02:42 

Амос Тутуола

Зловредный зверь – совершенный джентльмен

Он был ловкий и весь такой собранный джентльмен, а одет – в самые лучшие и дорогие одежды; и все у него было подобрано и пригнано, даже части тела; а собой – высокий. И вот пришел джентльмен на базар, и если бы он почему-нибудь предназначился для продажи, то стоил бы наверняка 2000 ф. (продажная цена – две тысячи фунтов). Короче говоря, пришел он на базар, и девушка сейчас же к нему подошла и стала спрашивать, где он живет (а раньше она никогда и нигде его не встречала), но джентльмен промолчал и отошел в сторонку. Девушка заметила, что он ее не слушает, бросила товары и побежала за ним; а товары так и остались непроданные.

В четыре часа дня базар закрывался, и вот все начали понемногу расходиться: люди – в селения, Духи – в чащобы, а Зловредные Звери – неизвестно куда; совершенный джентльмен был Зловредным Зверем и поэтому отправился неизвестно куда, но девушка не отставала от него ни на шаг. Сначала они шли по обычной дороге, джентльмен впереди, а девушка за ним, и он все время советовал девушке остановиться и вернуться домой: он твердил и твердил, чтобы она остановилась, но наконец ему надоело давать ей советы, и он пошел молча; а девушка – за ним.

«Не ходите за незнакомыми джентльменами!»

Когда они прошли около двенадцати миль, обычная дорога обернулась тропинкой, а тропинка незаметно затерялась в лесу, и это был Дикий Бесконечный Лес, в котором живут только Страшные Существа.

Собранный джентльмен разбирается на части

Но как только они вошли в Бесконечный Лес, собранный джентльмен стал разбираться на части и принялся выплачивать арендные деньги. Сначала он отправился к ногозаимодавцам и пришел туда, где нанял левую ногу; он отдал ее владельцу, и заплатил за аренду, и запрыгал к хозяину правой ноги; когда он вернул ее и полностью расплатился, то перевернулся вниз головой и поскакал на руках. Тут девушка не выдержала и бросилась бежать, чтобы вернуться в город и поскорей выйти замуж, но полуразобранный джентльмен мигом ее поймал, и никуда не пустил, и проговорил так: «Я советовал тебе остановиться и вернуться домой, когда был совершенным и собранным джентльменом, а когда я превратился в Полутелое Существо, ты сама решила убежать, но этого не будет: теперь мы в Диком Бесконечном Лесу, который принадлежит только Страшным Существам. Ты ничего еще не видела, но скоро увидишь».

И полутелый джентльмен побежал по лесу – он бежал на руках, и перепрыгивал пни, и отдавал хозяевам арендованные части.

Наконец он роздал заимодавцам все тело, и у него остались только руки да голова, и девушка окончательно ослабла от страха, потому что джентльмен стал совсем бестелым и сразу превратился в Страшное Существо. Девушка снова попыталась убежать, но Страшное Существо никуда ее не пустило.

Оно все мчалось по Бесконечному Лесу, но вот отдало заимодавцам руки и стало прыгать, как огромная лягушка.

Страшное существо превращается в череп

Вот собранный джентльмен разобрался до головы и поскакал по лесу, как огромная лягушка; он доскакал до хозяев волос и кожи, и все им отдал, и превратился в ЧЕРЕП. И девушка осталась наедине с Черепом. Но когда она увидела, что осталась с Черепом, она стала плакать и вспоминать отца, который советовал ей выйти замуж, а она его не слушалась и ни на кого не смотрела.

И девушка ослабла и упала в обморок, но Череп сказал, что она все равно с ним пойдет, а если ей суждено умереть, то и мертвая. Он говорил, а его голос становился все ужасней, и гремел по лесу, и наливался свирепостью, и если стоять за две мили от Черепа, то все равно услышишь, даже и не слушая. Девушка услыхала этот страшный голос и бросилась бежать что есть силы и без оглядки, но Череп сейчас же поскакал ей вслед и безжалостно поймал ее через несколько ярдов – он был очень проворный Череп и умница; а прыгать умел на целую милю. И вот он сразу же ее поймал: перепрыгнул через девушку, и оказался впереди, и стал на ее дороге, как огромный пень.

Они шли и шли по Бесконечному Лесу и наконец пришли к жилью Черепов, но это был не дом, а подземная нора. И в норе обитали одни Черепа. Как только девушка спустилась в нору, Череп-джентльмен взял особую веревку и привязал девушке на шею ракушку каури. Потом он позвал огромную лягушку, и девушке пришлось сидеть на ней, как на стуле; а потом он вызвал меньшого Черепа и дал ему специальный сторожевой свисток, чтобы свистеть, если девушка попытается убежать. (А он уже знал, что она попытается.)

После того как Череп-джентльмен все устроил, он ушел на задний двор к Черепам-сородичам – там они проводили дневные часы.

Девушка все время сидела на лягушке, но однажды она вскочила и попыталась убежать; но как только она вскочила и попыталась убежать, меньшой Череп громко засвистел в свисток, и Черепа сразу выкатились с заднего двора. Они помчались за девушкой и сейчас же ее поймали, но, пока они ее ловили и катались по земле, они гремели, как 1000 бочек из-под бензина.

Вот они ее поймали и посадили на лягушку, и с тех пор, если меньшой Череп засыпал и девушка снова пыталась убежать, ракушка-каури принималась верещать, меньшой Череп просыпался и свистел, а Черепа выкатывались с заднего двора и спрашивали у девушки, чего она хочет, – зловредными, злоумышленными и страшными голосами. Но девушка совсем перестала говорить, потому что, когда каури первый раз заверещала, девушка ужасно испугалась и онемела.

«Куда ушла девушка?»

Когда старейшина спросил мое имя, я открыл ему, что я – Всенасветемогущий, и вот он попросил найти его дочь и сказал, что, если я ее разыщу, он объяснит мне, где обитает винарь. Едва он так сказал, я подпрыгнул от радости и согласился проявить всенасветемогущество.

Старейшина не знал, кто увел его дочь, но ему рассказали историю про базар: передали, что девушка бросила товары и ушла за джентльменом неизвестно куда.

Как Отец Богов Всенасветемогущий я принес моим амулетам в жертву козла, а на следующее утро принялся за поиски.

Я проснулся, выпил немного вина (40 бочонков) и отправился в город: для начала я решил побродить по базару – в этот день он торговал – и разузнать о покупателях, потому что девушку увели с базара. И вот, выпив немного вина – для подкрепления жизненных сил после ночи, – я пришел на базар, огляделся вокруг и сразу все обо всех проведал: ведь от волшебных амулетов ничего не утаишь.

В 9.00 по утреннему времени на базаре появился совершенный джентльмен, но я тут же понял, что никакой он не джентльмен, а Зловредный Зверь и Страшное Существо.

«Девушка не виновата, что пошла за черепом»

Но когда я увидел этого Зловредного Зверя, я понял, что девушка ни в чем не виновата: если б я был девушкой, я бы тоже за ним пошел – такой он был совершенный и собранный джентльмен; даже я ему позавидовал за его красоту, а выйди он в какое-нибудь поле сражения, враги не решились бы его убить; и если его увидишь в городе с бомбардировщика и город приказано разбомбить в развалины, то не станешь бомбить, потому что не захочешь, да и сами бомбы не пожелают взрываться, пока этот джентльмен не уйдет из города, – вот какой он был весь красивый и собранный. И едва я его заметил, как пошел за ним следом, – я целый день за ним ходил и все не мог находиться. Ну вот, а потом я отошел в сторонку и несколько минут попричитал и поплакал, почему я не такой же красивый, как он; но тут я вспомнил, что он просто Череп, и обрадовался, что я не такой, как он, и перестал завидовать; но все равно он мне нравился.

В четыре часа дня базар закрылся, и совершенный джентльмен отправился восвояси, а я – за ним: чтобы выследить и узнать.

01:33 

письма одного королевства-13

заметают снега - не увидишь следа, видно, птица-айгэнн обронила перо.
вот танцует шаман, он - огонь и вода, он - белесые мхи и туман над костром,
он - изгибистый лук и его тетива, он - олениха-мать и детеныш ее,
он - летящая чайка и белый нарвал, он - и жертвенный нож и его острие.
вот танцует шаман!

далеко-далеко, лия эхэ киннай, там, где ночь холодна, там, где льды велики, там у моря чудные живут племена - что младенцы, что взрослые, что старики. если лето короткое греет хребет - это люди как люди: и ходят, и пьют, ловят мелкую рыбу себе на обед, обучают детей остроге да копью. пусть не строят из камня и бревен дома - им и в хижинах спится и любится всласть...
но проходит тепло и приходит зима, распахнувши оскалом клыкастую пасть.
и народ поутру, лия эхэ кинной, молча сходит на берег - и прыгает вниз. и в полете сжимается тело в комок, серебристым тюленем волну осенив. так живет это племя. пусть злится зима - нерпам все нипочем, плавай, нерпа, лоснись! а хранить их очаг остается шаман - до недолгого лета, до быстрой весны. для того-то и нужен, вестимо, шаман - чтобы нерпы людских не забыли ходов, чтобы ветер их хижин из кож не сломал, чтоб горел и не гас огонек между льдов.

вот танцует шаман, пока тянется ночь, пока птица-айгэнн шьет рубаху земле.
в небе вьется и пляшет ее полотно, стынут сосны в замерзшей и твердой смоле.
вот готова рубаха - оденься, земля, белым мехом наружу, свернись и усни,
вот танцует шаман, если хочешь - так глянь, но меня не кори, если станешь иным.
вот танцует шаман!

может, я и совру, мне соврать - как мигнуть, хромоногая молли умеет и так! только лес свои лапы во тьму протянул, крепость жмется, как мышка под взглядом кота. только я лишь кухарка, и суп мой остыл. завтра наши уходят в дозор - как всегда, между скал и снегов ледяные мосты, и погибнет любой, кто ступил не туда.
острозубая смерть между скал и снегов, волки, барсы, медведи, крадущийся страх... я нажарю котлет и нарежу морковь. а потом я пойду танцевать у костра.

вот танцует шаман - золотистая тень, и легки его руки, и шаг невесом,
он - теченья под льдиною, перья в хвосте у летящих над тундрой охотничьих сов,
он - горячая кровь. не мешайте ему. он - лиса у норы и плывущий сазан,
этот танец хранит всех ушедших во тьму, чтоб им было куда возвратиться назад.
вот танцует шаман.

01:32 

Из биографии Гашека:

Несколько лет Ярослав Гашек перебивался нерегулярными публикациями, пока в 1909 году его приятель Ладислав Гаек, к тому времени уже бывший редактором журнала «Мир животных», не оставил свой пост при условии, что его место займёт именно Ярослав.Однако спокойный академический характер издания претил весёлому и беспокойному характеру Гашека и он решил порадовать читателей всяческими открытиями из жизни животных. Из под его пера родились загадочный «табу-табуран», живущий в Тихом океане, муха с шестнадцатью крыльями, восемью из которых она обмахивается как веером, и домашние серебристо-серые вурдалаки, и даже древний ящер «идиотозавр». Неудивительно, что Ярослав Гашек ненадолго задержался на посту редактора «Мира животных».

23:41 

Стефан Бодио

Со способностью соколов заниматься воздушной акробатикой и совершать обманные движения сравнится только клоунада воронов; но те, создается впечатление, летают просто для того, чтобы получать от этого дьявольское наслаждение.

21:12 

Кларк Сюзанна. Джонатан Стрендж и мистер Норрелл

Кто-то из обитателей дома в загадочном порыве собрал плоды и разложил по подоконникам, где они и лежали вот уже несколько лет ; сначала в виде старых яблок, потом в виде распухших яблочных трупов и, наконец, в виде призраков яблок.

День и ночь – сутки прочь.

главная