• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:08 

Милорад Павич. Последняя любовь в Константинополе

Нежить родился на мосту через реку Караш, в Банате, когда его властелин со скуки перекрестил собственную тень. Ему давали бесчисленное множество имен, таких, как "Не к ночи будь помянут", "Тот самый", "Камень ему в зубы", "Брат Божий", "Нечестивый". Он и сам считал себя именно тем, кем его
называли, и боялся, как бы кто не бросил в огонь бумажку, на которой написано его имя. Он любил мочиться хвостом, никогда не знал того, что сеял, а все вокруг плевали на него через плечо.
Он вырос у Букумирского озера, в Черногории, среди камней. Умел писать, но не умел читать, потому что если бы он прочел свое имя, то тут же бы умер. От него осталась бы только обглоданная кость. Он не любил роз и не любил показывать свои черные зубы, поэтому никогда не смеялся. Носил чудные сапоги с каблуком впереди и носком сзади, и о нем говорили, что он ни на кого не похож и что, несмотря на хромоту, везде поспевает быстрее ангела. Его не раз видели играющим на пыльной дороге с детьми - он катил хвостом обруч. Когда он был маленьким, то боялся грома и в грозу часто залезал от страха мужчинам в штанины, а женщинам под юбки, потому что верил, что гром ищет
именно его. Он любил рассматривать свое отражение на поверхности топора, поэтому, когда наверху начинало греметь, топоры выносили из дома, чтобы в него не ударил гром.

22:05 

Коростелева Анна Александровна. Школа в Кармартене

Мак Кехт сидел у себя в кабинете, освещаемый закатным солнцем от окна, когда к нему постучался Фингалл МакКольм. С несвойственной ему нерешительностью шотландец хмуро переминался у порога.
- Да? - мягко сказал Мак Кехт и отодвинул свои медицинские записи.
Обычно здоровый как бык, Фингалл явно маялся от чего-то. Мак Кехт быстро окинул его взглядом и по глазам заметил признаки пульсирующей боли, но где?
- Маленькое недомогание, Фингалл?
- Вроде того, - мрачно согласился шотландец.
- Рука, нога?..
- Ни то, ни другое, - еще мрачнее сказал шотландец.
- Пойдемте, - сказал Мак Кехт и провел его в комнату, где принимал пациентов.
- В общем... я не знаю даже, как сказать, - выдавил шотландец.
Это явно было самое детальное развитие темы, на которое он был способен. После этого он сел и прочно замолчал.
- Видите ли, дорогой Фингалл, - ободряюще сказал Мак Кехт, - врачу можно сказать многое. Я за свою практику повидал всякое, и меня вы едва ли выбьете из седла названием какой бы то ни было части тела.
МакКольм посмотрел на него с сомнением.
- Хорошо, - зашел с другой стороны Мак Кехт. - Не надо ничего говорить, просто покажите, где у вас болит.
Отчаянное выражение лица Фингалла говорило о том, что Мак Кехт требует невозможного.
- Не бывает такой боли, у которой не было бы названия в медицине, - с глубоким убеждением сказал Мак Кехт. - Я готов подсказать вам. Хотите, я буду называть все, что придет мне в голову, а вы только кивнете?
- Вы не назовете, - мрачно сказал МакКольм.
Некоторое время они смотрели друг на друга в глубокой тишине.
- Клянусь, я в жизни никому не скажу, - вдруг по наитию воскликнул Мак Кехт.
Тогда шотландец разомкнул губы и хмуро сказал:
- У меня болит хвост.
Во время последней пересдачи по метаморфозам профессор Финтан превратил Фингалла в тушканчика. Прыгая в этом неприглядном и позорящем истинного шотландца виде, Фингалл, видимо, как-то повредил себе хвост, ибо и превратившись обратно, чувствовал дергающую фантомную боль в этой области, что в отсутствие самого хвоста было особенно пугающим. Измучившись, он решился наконец на визит к Мак Кехту, однако он тут же провалился бы сквозь землю, если бы доктор хоть чуть-чуть улыбнулся.
Доктор воспринял известие с каменным лицом.
- О, это очень серьезно. Это нельзя запускать. Хвост - немаловажная часть нашего организма, и за его состоянием необходимо постоянно следить. Вы правильно сделали, что пришли ко мне, Фингалл.
Лицо шотландца прояснилось.
- Давайте посмотрим, что у нас там такое. Туда, за ширму, - скомандовал Мак Кехт, распуская волосы.

22:04 

Коростелева Анна Александровна. Школа в Кармартене

На занятии по языку зверей и птиц их ждала первая в жизни практика: доктор Рианнон выкопала откуда-то угрюмого старого лиса. Когда Гвидион, запыхавшись, вбежал в кабинет, лис сидел у камина, а Рианнон выталкивала учеников по очереди вперед, делая им знак начинать беседу, и по виду ее ясно было, что не меньше половины выводка ее воспитанников уже осрамилось. Лис был исключительно мрачен, озабочен чем-то своим и неразговорчив. Никакая улыбка на его длинной морде и не ночевала. Морвидд, дочь Модрон, стояла перед высоким гостем, бледная от волнения, и лепетала что-то, подвывая, но уже было ясно, что завязать хоть сколько-нибудь стоящую беседу ей не удастся. Действительно: лис смотрел на нее одним только глазом, с величайшей мрачностью.
Гвидиону стало неловко. Подойдя, он опустился на четвереньки, оттолкнул носом Морвидд, поджал пальцы, чтобы спрятать ногти, и скромно уселся перед гостем на ковре, избегая смотреть выше черных чулочков на его лапах, чтобы соблюсти субординацию. Так сидел он не одну минуту. Наконец почтенный посетитель удостоил его обнюхиваньем, и тогда Гвидион сказал на хорошем лисьем:
- Да будет здорова ваша супруга и все ваши детки, и пусть будет больше запасных выходов в вашей норе и меньше охотников в красных куртках у нас в Британии. Да не потревожит звук охотничьего рожка сна ни одной лисы на этом острове до самых последних времен.
- Клянусь святым Рейнаром! - старый лис открыл оба глаза. - А вот этот у вас неплох.
Гвидион повел ухом.
- Да, этот лисенок... то есть ребенок... он способный, - зарделась доктор Рианнон.
- Так ты полагаешь, что охота на лис - недостойная забава, я верно тебя понял? - протянул старый лис, вновь обращая свою острую морду к Гвидиону.
- Более того, я полагаю, что подобное могли выдумать только англичане. При потомках Мата и Придери остров не знал бы такого позора, - и поскольку старый лис принялся в этот момент ловить блох, Гвидион тоже несколько раз щелкнул зубами у себя над плечом, чтобы не выглядеть неучтивым, ибо подчеркнутое неучастие в этом деле можно было принять за намек вроде: если, мол, тут кто и блохастый, то только не я.
- Да, этот у вас очень хорош, - удовлетворенно кивнул лис. И в качестве поощрения слегка куснул Гвидиона за ухо.
После этого и остальные осмелели и тоже подошли поближе. Лис пришел в благодушное настроение, разговорился и даже рассказал, как однажды ему довелось устраивать большое красочное представление: выход герцога. Под звук рогов он вывел далеко в поле самого лорда Слиппери, герцога Ноттингемского, со всеми гостями и сворой - с целой сворой гостей, и все в нарядных костюмах, - с доезжачими в красных камзолах, с серебряными охотничьими рожками... эх, да что там говорить! Было же время!.. И вот, старательно исполнив все, что от него требовалось, потратив немало ценного времени, но так и не дождавшись от зарвавшихся гостей ни благодарности, ни должного внимания, он решил всех оставить и уйти не прощаясь, - даже не добегая до опушки леса. Он просто не спеша пролез под корни одиноко стоявшего в поле дуба, где, кстати, начинался один из удаленных боковых ходов его собственной разветвленной норы. В той охоте участвовал гостивший у герцога архиепископ Кентерберийский, который спешился, чтобы лично заглянуть в нору, с досадой хлопнул себя по колену, после чего уже окончательно уронил себя в глазах всего лисьего народа, выругавшись непристойным словом.
Предупреждая ненужные вопросы, лис снисходительно пояснил, что хотя такие слова, как "шуба", "шапка", "муфта", "воротник" в лисьем языке есть, они считаются некультурными, и их не принято произносить в приличном обществе.

22:02 

Конрад Геснер. «История животных», 1551

Жираф - это разновидность верблюда. Он большой любитель музыки. Даже если очень устанет, заслышав песню, сразу же свой путь продолжает. Жираф умеет бегать быстрее коня. Мясо жирафа содержит вредный сок, а поэтому тяжело переваривается и невкусное. Однако молоко его слаще и лучше, чем молоко человека.

22:01 

Конрад Геснер. «История животных», 1551

Гиена считается разновидностью волка и внешне похожа на него, как и формой зубов, прожорливостью и хищным характером. Она и цвет имеет такой же, как у волка, только более лохматая. Некоторые утверждают, что глаза гиены после ее смерти превращаются в драгоценные камни. Гиены едят всякую падаль и даже, говорят, выгребают из могил умерших людей. Ночью видят прекрасно и умеют подражать человеческим голосам и голосам кошек. Узнают людей по именам, а потом ночью зовут их, а когда человек выходит из дому, гиена его коварно душит, что не кажется правдоподобным.

22:00 

Конрад Геснер. «История животных», 1551

Леопард является зверем страшным, прожорливым и ловким, готовым всегда пролить чью-либо кровь. Леопарды живут вдоль рек, где много деревьев и кустов растет, или на подобных местах. Страшно вино любят, могут выпить его огромное количество, и обычно ловить их надо, когда они находятся в состоянии опьянения. Часто обжорством занимаются, а объевшись, залягут спать и спят до тех пор, пока все не переварится. Эпиан описывает коварный способ, которым леопарды обезьян заманивают: леопард, выследив стадо обезьян, подходит к ним поближе и ложится на землю, широко раскинув ноги, открыв пасть и глаза, - не дышит, прикидывается мертвым. Когда это обезьяны увидят, их охватывает большая радость, но, недоверчивые по натуре, они сначала посылают самую смелую обезьяну, чтобы все разузнать. Обезьянка с колотящимся от страха сердцем подкрадывается к леопарду, заглядывает ему в глаза, обнюхивает его, чтобы убедиться, что он действительно не дышит. Обезьяны, видя, что ничего не случилось, бояться перестают и от радости начинают танцевать и прыгать вокруг неподвижного врага. Когда леопард увидит, что обезьяны много сил потратили и всякую осторожность потеряли, он вскакивает, нескольких обезьян разрывает на куски, а самых жирных из них съедает. Человека леопард ненавидит страшно, даже нарисованных людей разрывает на части. Но если увидит голову мертвого человека, уходит.

21:59 

Роберт Луис Стивенсон. Остров сокровищ

— Послушайте! Я пришел сюда, чтобы вырыть клад, и никто — ни человек, ни дьявол — не остановит меня. Я не боялся Флинта, когда он был живой, и, черт его возьми, не испугаюсь мертвого. В четверти мили от нас лежат семьсот тысяч фунтов стерлингов. Неужели хоть один джентльмен удачи способен повернуться кормой перед такой кучей денег из-за какого-то синерожего пьяницы, да к тому же еще и дохлого?

21:55 

Увильям Шекспир «Буря»

Стефано. Что это такое?
Тринкуло. Это голос нашей песни, наигрываемой господином Никто.
Стефано. Если ты человек, то явись нам в своем настоящем виде; если же ты черт, то покажись в том виде, в каком вздумаешь.

21:50 

Станислав Лем. Путешествие первое А, или Электрувер Трурля

- Ты это сочинил заранее. Догадываюсь по примитивности, бессильной злости и банальным рифмам.
- Ах вот как? Ты предложи что-нибудь другое! Что захочешь! Ну, что же ты молчишь? Боишься, а?
- Не боюсь, а просто задумался, - сказал задетый за живое Клапауциус, стараясь найти самое трудное из возможных заданий, поскольку не без основания полагал, что спор о качестве стихотворения, сложенного машиной, трудно будет разрешить.
- Пусть сочинит стихотворение о кибэротике! - сказал он наконец, радостно усмехаясь. - Пусть там будет не больше шести строк, а в них о любви и измене, о музыке, о неграх, о высшем обществе, о несчастье, о кровосмесительстве - в рифму и чтобы все слова были только на букву К!
- А полного изложения общей теории бесконечных автоматов ты случайно не предложишь? - заорал оскорбленный до глубины души Трурль. - Нельзя же ставить таких кретинских уело...
И не договорил, потому что сладкий баритон, заполнив собой весь зал, в этот момент отозвался:

Кот, каверзник коварный, кибэротоман,
К королеве кафров крадется Киприан.
Как клавесина клавишей, корсажа касается.
Красотка к кавалеру, конфузясь, кидается...
...Казнится краля, киснет: канул Купидон,
К кузине королевы крадется киберон!

- Ну, и что ты скажешь? - подбоченился Трурль, а Клапауциус, уже не раздумывая, кричал:
- А теперь на Г! Четверостишие о существе, которое было машиной, одновременно мыслящей и безмозглой, грубой и жестокой, имевшей шестнадцать наложниц, крылья, четыре размалеванных сундука, в каждом из которых по тысяче золотых талеров с профилем короля Мурдеброда, два дворца, проводившей жизнь в убийствах, а также...
- Грозный Генька-генератор грубо грыз горох горстями... - начала было машина, но Трурль подскочил к щиту управления, нажал на рубильник и, заслонив его собственным телом, промолвил сдавленным голосом:
- Все! Не будет больше подобной чепухи! Я не допущу, чтобы погубили великий талант! Или ты будешь честно заказывать стихи, или на этом все кончено!
- А что же - те стихи были заказаны нечестно?.. - начал Клапауциус.
- Нет! Это были головоломки, ребусы какие-то! Я создавал машину не для идиотских кроссвордов! Ремесло это, а не Великое Искусство! Давай любую тему, самую трудную...
Клапауциус думал, думал, аж сморщился весь, и сказал:
- Ладно. Пусть будет о любви и смерти, но все должно быть выражено на языке высшей математики, а особенно тензорной алгебры. Не исключается также высшая топология и анализ. Кроме того, в стихах должна присутствовать эротическая сила, даже дерзость, но все в пределах кибернетики.
- Ты спятил. Математика любви? Нет, ты не в своем уме... – возразил было Трурль. Но тут же умолк враз с Клапауциусом, ибо Электрибальд уже скандировал:

В экстремум кибернетик попадал
От робости, когда кибериады
Немодулярных групп искал он интеграл.
Прочь, единичных векторов засады!

Так есть любовь иль это лишь игра?
Где, антиобраз, ты? Возникни, слово молви-ка!
Уж нам проредуцировать пора
Любовницу в объятия любовника.

Полуметричной дрожи сильный ток
Обратной связью тут же обернется,
Такой каскадной, что в недолгий срок
Короткой яркой вспышкой цепь замкнется!

Ты, трансфинальный класс! Ты, единица силы!
Континуум ушедших прасистем!
За производную любви, что мне дарила
Она, отдам я Стокса насовсем!

Откроются, как Теоремы Тела,
Твоих пространств ветвистые глубины,
И градиенты кипарисов смело
Помножены на стаи голубиные.

Седины? Чушь! Мы не в пространстве Вейля
И топологию пройдем за лаской следом мы,
Таких крутизн расчетам робко внемля,
Что были Лобачевскому неведомы

О комитанта чувств, тебя лишь знает
Тот, кто узнал твой роковой заряд:
Параметры фатально нависают,
Наносекунды гибелью грозят.

Лишен голономической системой
Нуля координатных асимптот,
Последних ласк, - в проекции последней
Наш кибернетик гибнет от забот.

На этом и закончилось поэтическое турне; Клапауциус тут же ушел домой, обещав, что вот-вот вернется с новыми темами, но больше не показывался, опасаясь дать Трурлю еще один повод для триумфа; что же касается Трурля, то он утверждал, будто Клапауциус удрал, не будучи в силах скрыть непрошеную слезу. На это Клапауциус возразил, что Трурль с той поры, как построил Электрибальда, видимо, свихнулся окончательно.

21:26 

Убийство Роджера Экройда. Агата Кристи

Мы поравнялись с моим домом, и я, желая доставить удовольствие Каролине, внезапно решил пригласить Пуаро разделить с нами трапезу. Однако женщинам угодить трудно. Оказалось, что у нас на двоих две бараньи отбивные (прислуга наслаждается требухой с луком). Две же отбивные на троих могут вызвать замешательство.
Впрочем, Каролину смутить трудно. Не моргнув глазом, она объяснила Пуаро, что, невзирая на насмешки доктора Шеппарда, строго придерживается вегетарианской диеты, разразилась восторженным панегириком во славу земляных орехов (которых никогда не пробовала) и принялась уничтожать гренки, сопровождая этот процесс едкими замечаниями об опасностях животной пищи.


– Но мне пора. Время перекусить.
– Останьтесь у нас, – предложил я.
– Не сегодня, – покачал головой Пуаро, и глаза его весело блеснули. – Мне бы не хотелось обрекать мадемуазель Каролину на вегетарианскую диету два дня подряд!
«Ничто не ускользает от Эркюля Пуаро», – подумал я.

23:18 

Не оставляйте стараний, маэстро,
не убирайте ладони со лба.

23:17 

Шерлок Холмс

Объясните им, что эта связка писем доставит ей больше радости, чем все лондонские канделябры и вазы.

23:11 

Из биографии Гашека

Несколько лет Ярослав Гашек перебивался нерегулярными публикациями, пока в 1909 году его приятель Ладислав Гаек, к тому времени уже бывший редактором журнала «Мир животных», не оставил свой пост при условии, что его место займёт именно Ярослав.Однако спокойный академический характер издания претил весёлому и беспокойному характеру Гашека и он решил порадовать читателей всяческими открытиями из жизни животных. Из под его пера родились загадочный «табу-табуран», живущий в Тихом океане, муха с шестнадцатью крыльями, восемью из которых она обмахивается как веером, и домашние серебристо-серые вурдалаки, и даже древний ящер «идиотозавр». Неудивительно, что Ярослав Гашек ненадолго задержался на посту редактора «Мира животных».

23:09 

А. С. Грибоедов, «Горе от ума»

По шутовскому образцу: хвост сзади, спереди какой-то чудный выем, рассудку вопреки, наперекор стихиям.

23:07 

Джонатан Стрендж и мистер Норрелл

Кто-то из обитателей дома в загадочном порыве собрал плоды и разложил по подоконникам, где они и лежали вот уже несколько лет ; сначала в виде старых яблок, потом в виде распухших яблочных трупов и, наконец, в виде призраков яблок.

22:54 

- Сивка-Бурка Вещая Каурка, встань передо мной как лист перед травой.
- Иван, вы бы поконкретнее выражались как вставать, а то у нас, у лошадей, ассоциативный ряд-то послабее.

22:53 

Etcetera. Хроники инквизиции

"...Слух 17
Внимательно просмотрите этот список. Возможно что-то из этого относится и к вам.
Предрасположения к становлению вампиром:
1.Рожденный в определенное время года (новолуние, святые праздники)
2.Рожденный с избыточным волосяным покровом, красной родинкой на руке.
3.Слишком рано отнятый от материнской груди.
4.Рожденный седьмой сын седьмого отца.
5.Умерший не окрещенным.
6.Мать видела вампира, будучи беременной.
Это одни из основных признаков, что вам суждено стать вампиром. Поверили? А теперь уважаемые седьмые сыновья, рано переведенные на соску, во младенчестве жившие рядом с вампирской общиной или приверженцы других религий. Можете быть спокойны.
Вампиризм или как его называют романтики - вирус вечной жизни, передается только через укус вместе со слюной вампира, да и то только если вампир с чего-то решил разделить с вами вечность. Вовремя промытая рана и обращение в скорую помощь, при условии, что из вас высосали мало крови и вы можете передвигаться самостоятельно, избавит вас от солнцебоязни навсегда..."
Сто развеянных слухов о вампирах.

22:52 

Тавтограмма

Ленивых лет легко ласканье,
Луга лиловые люблю,
Ловлю левкоев ликованье,
Легенды ломкие ловлю.
Лучистый лён любовно лепит
Лазурь ласкающих лесов.
Люблю лукавых лилий лепет,
Летящий ладан лепестков.

В. Смиренский

22:51 

The Big Chill

— У меня ощущение, что я никогда не бываю одна в собственном доме. То там Ричард, то дети, то домработница. Помнишь, крысы в лаборатории начали беситься, когда их лишили своего угла?
— Они тоже с тобой живут?

22:50 

Écoute-moi
Pauvre monde, insupportable monde
C’en est trop, tu es tombé trop bas
Tu es trop gris, tu es trop laid
Abominable monde
Écoute-moi
Un Chevalier te défie
Oui c’est moi, Don Quichotte
Seigneur de la Mancha
Pour toujours au service de l’honneur
Car j’ai l’honneur d’être moi
Don Quichotte sans peur
Et le vent de l’histoire chante en moi
D’ailleurs qu’importe l’histoire
Pourvu qu’elle mène à la gloire

День и ночь – сутки прочь.

главная