Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:06 

Шумилова Ольга Александровна

albatro

Я повернула голову, медленно, нехотя - неудержимо, смертельно хотелось спать. На меня смотрели широко распахнутые изумрудные очи, огромные, удивленные глаза ребенка.
Мне снились хрустальные горы, осыпанные снегами, горы, которые от одного касания пальцев начинали почти беззвучную песню, тихим перезвоном звучащую в ушах.
Я понимала, что замерзаю. Даже во сне.
По левую руку от меня стояла женщина в широком плаще, сером от дорожной пыли. Под накинутым на голову капюшоном парила темнота, живая и осязаемая, как дыхание. Ее рука, тонкая, почти птичья, с острыми коготками и узловатыми суставами, держала темный резной посох с навершием из раскинувшей крылья птицы. Жизнь.
Падающие снежинки обтекают туманную фигуру, застилая мне глаза. Мягким светящимся облачком горит крошечный огонек. Богиня протягивает руку со свечой к моему лицу - тонкий огненный язычок горит неровно, мечется и вздрагивает от порывов холодного ветра.
У правого плеча стоит черная тень с фонарем в руке. Рука, гибкая, сильная, затянута в перчатку черной кожи. Тень откидывает с лица капюшон, поднимает фонарь над головой, освещая молодое лицо с хищными чертами. Глаза двумя черными зеркалами насмешливо смотрят на меня. Тугая черная коса скользит по плечам и медленно падает до поясницы. Смерть.
- Чего ты хочешь? - доносится сквозь ветер едва различимым шелестом листвы.
- Чтобы не мерк свет на дорогах тех, кто со мной.
- Чего ты хочешь? - резким смешком звучит у уха.
- Знать и видеть.
Жизнь медленно качает головой и протягивает руку со свечой, указывая вниз. У наших ног плещется море, багрово-серое, как отблеск бури. Волны подхватывают блеск свечи и уносят его к горам, туда, где садится солнце.
- Для них нет иных дорог. Только эта, - шелестит листва.
Богиня птицей взмахивает рукавами и растворяется в метели.
- Ты хотела видеть? Смотри!... - Смерть смеется резким смехом и бросает фонарь с обрыва вниз - в бурную воду.
Старинный фонарь не дает света, не дает бликов - лишь заставляет отступить темноту. С тихим плеском он уходит под воду. И темнота отступает.
Мягкие золотистые блики от погасшей свечи на неспокойной воде струятся, перетекают, наливаются кровавыми пятнами.
У моих ног плещется море, море крови.
- Ты хотела знать?... Знай! - богиня смеется, сверкая белоснежными клыками, и одним взмахом руки заставляет море застыть грудой красных скал. - Я не отказываю своим детям. Никогда!
Красные скалы накрывает метель. Кутает мягкими снежными полотнами, сковывает льдом и холодными ветрами. Я смотрела сверху, с огромной высоты, и узнавала эти горы.
Я видела. Я знала.
- На пути к Знанию я не принуждаю никого. Помни... - богиня прикладывает палец к губам и рассыпается ворохом огненных искр.
Я помню, Первая из Звезды, Мать Истины.
Недаром Смерть считается самой жестокой из богов - она не принуждает никого и никогда не лжет.

URL
Комментарии
2012-08-06 в 11:28 

Solali
Человек-мухомор
Надо же, в каких интересных местах я нахожу цитаты из себя, любимой ) И главное - какие цитаты ))

2012-08-07 в 02:13 

albatro
Вас на цитаты растащила я давно.
Половину текста вообще наизусть знаю. Включая знаки препинания.
А половину других цитат, у меня спрятано только для меня. А то слишком много. Так весь ваш текст и выложу для себя. Весь роман целиком цитата.

URL
2012-08-07 в 11:13 

Solali
Человек-мухомор
albatro, ого, мое ЧСВ поднялось на недосягаемую высоту. Приятно )

   

День и ночь – сутки прочь.

главная